02:04 

СЛЕДУЕМ НА КАНАРСКИЕ ОСТРОВА

Рейс ПРТ "Заполярный" у берегов южной Америки заканчивался. Обстановка в районе промысла обострялась. Руководство стран Аргентины и Уругвая стали вытеснять советские рыболовные суда с Патагонского шельфа. Предполагалось скорое объявление двухсотмильной рыболовной зоны. Вдоль территориальных вод Уругвая патрулировал сторожевик, но на ночь уходил к месту базирования. Штурмана всех судов внимательно следили за ним и при появлении сообщали всей группе.

Калининградский РТМ "Сатурн" приноровился в ночное время проходить с тралом через территориальные воды. Сторожевик или "хозяин", как мы его называли, ночью, выключив все огни, подкараулил его в своих водах, осветил мощным прожектором с электрической дугой и потребовал немедленной остановки. "Сатурн" обрубил ваера и стал уходить полным ходом в сторону основной группы наших судов. Я наблюдал, как беглец, ярко освещённый лучом прожектора, форсированным ходом проходит мимо нас, из трубы его летят искры, сторожевик держится за ним на одной дистанции.

Гонка продолжалась и в дневное время, к счастью обошлось без стрельбы. Преследование прекратилось после того, как власти Уругвая арестовали Калининградскую плавбазу, стоявшую в Монтевидео. Но без стрельбы далее, к сожалению, не обошлось. Был задержан ПРТ "Гольфстрим". Капитан отказался принимать на борт группу инспекторов. Сторожевик произвёл выстрел из артустановки в надводный борт, была частично разрушена одна каюта, к счастью она была пуста. Только после этого капитан вынужден был подчиниться.

Старшим помощником на "Гольфстриме" был мой однокашник Анатолий Лысенко. Я приезжал к нему по делам и при расставании он передал мне горсть мелких снарядных осколков, собранные им при ремонте каюты. После окончания рейса и нашего ухода из этого района, была официально объявлена 200 мильная рыболовная зона Аргентины и Уругвая. Вся группа наших ПРТ, упорно продолжающих работу, была арестована и сопровождена кораблями Аргентины в порт Мар-дель-Плато.

Во время препровождения капитан ПРТ "Павлово" Ю.В.Манихин, с наступлением темноты, неожиданно для военных кораблей дал форсированный ход и сумел уйти, сопровождаемый стрельбой. Для нас эта необъявленная война осталась уже далеко за кормой. Предстоял заход в инпорт, планировались Рио-де-Жанейро или Лас-Пальмас. В кают- компании это была животрепещущая тема. Для молодёжи, в основном, предпочтительней было Рио-де-Жанейро - мечта всей жизни Остапа Бендера.

- Нет, нет заходить надо в Лас-Палмас, говорил помполит Василий Иванович Шевцов.
- Я слышал, что там очень дешёвая одёжа.
Ночью, заступив на вахту, увидел на карте курс, проложенный на Канарские острова.
- Куда идём?- спрашивают меня в кают-компании за завтраком.
- За одёжей, меркантильность победила, ребята.

Помполит В.И.Шевцов был простой, бесхитростный, особенно не блещущий эрудицией, но великий труженник, что было большой редкостью среди его коллег. Он прошёл всю войну на боевых кораблях Северного флота и пользовался уважением среди экипажа. Лас - Пальмас встретил нас хорошей, ясной погодой, встали на якорь. После отбытия агента и портовых властей я был занят увольнением и перевозкой на берег экипажа своими катерами.

Помполит спустился в катер в старомодном чёрном костюме, с галстуком, широкими брюками.
- Василий Иванович, ведь жарковато будет.
- Герман Андреевич, так положено по инструкции.
В тот период стоянка в иностранном порту не доставляла радости капитану, а прибавляла множество забот и нервотрёпки. Это был, как топор, приподнятый над его головой. Имелись случаи побега моряков в инпортах, что немедленно сопровождалось грозными оргвыводами в порту приписки.

Наш капитан Глеб Павлович Осокин на берегу был около четырёх часов, после чего борт судна более не покидал. К вечеру весь экипаж прибыл из увольнения, затарившись пакетами, коробками, сумками. В основном это была синтетика, которой испанцы давно пренебрегали, но русским морякам она нравилась. Продавцы мелких магазинов и лавок быстро изучили спрос и наш язык, торговля процветала. На следующий день я сидел с механиком в живописном баре, на открытом воздухе, в тени пальм.

Публика была разная, в основном, туристы из стран скандинавии. Неожиданно показалась большая группа женщин, проходящая мимо. Это были члены производственной команды советского траулера- завода "Наталья Ковшова", французкой постройки, выпускающей консервы. Усталые, после долгого хождения по магазинам, они медленно брели в сторону порта, увешанные объёмистыми мешками, перекинутыми через плечо, баулами, коробками, привлекая взгляды туристов, сидящих за столиками бара. Здесь было, вероятно, и любопытство, и сочувствие.

После окончания увольнения и прибытия на борт, застал капитана в нервном возбуждении. Не явился и пропал один из матросов. Я поехал с механиком на нашем лёгком катере в порт, вызвали агента. Агент подъехал на машине, не особенно удивился, он знал все основные злачные места порта, которые мы вместе объехали и осмотрели, но матроса не нашли. Пришлось возвращаться на судно с плохой вестью. Нервное состояние капитана не улучшилось.

- Вы привезли помполита?- был его первый вопрос.
- Глеб Павлович, мы искали матроса, помполит был на борту, когда мы уезжали.
- Этот матрос нанял катер и прибыл на судно, а помполит на этом же катере поехал, чтобы вернуть вас. Делать нечего, пришлось с механиком опять возвращаться к причалу порта и ждать прихода помполита. Прошло около двух часов ожидания, Василий Иванович не появлялся. На всякий случай зашли в помещение полицейского поста порта, расположенного рядом.

К сожалению, английского языка полицейские не понимали, объяснили им, как могли, жестами, на немецком, что пропал наш моряк, если появится в наше отсутствие, позвонить нашему агенту, передав его визитку. Наступил рассвет, решили последний раз выйти и внимательно осмотреть улицу, а затем вернуться на борт. При осмотре пустынной улицы вдалеке увидели фигуру в знакомом костюме, согласно инструкции.
- Василий Иванович, сколько можно тебя ждать!
- Ребята, ЧП, я попал в полицию. Оказывается, прыгнув в частный катер, нанятый матросом, при выходе на берег, помполит был задержан за неуплату проезда и сдан в полицию, чего он не сразу понял.

Продержав его около двух часов, в конце -концов, отпустили. Наконец, в полном составе все прибыли на "Заполярный". Глеб Павлыч на мостике, несколько успокоился. Немедленно снялись с якоря, дали малый ход, следуем на выход акватории порта, наступило прекрасное утро. Неожиданный вызов по радиотелефону нашим агентом:
- Господин капитан, полиция порта говорит, что согласно вашего устного ночного заявления, они поймали того человека, который у вас что-то украл. Что с ним делать? Капитан с недоумением и тревогой смотрит на меня, беру трубку.
- Передайте полицейским, что русские моряки прощают его и убедительно просят отпустить.

URL
   

моряки рыбаки

главная